#CDTOteam

Виталий Сазонов: «CDO анализируют данные не ради данных, а в интересах внутренних пользователей и конечных клиентов»

В 2020 году к команде Центра присоединился Виталий Сазонов, который возглавил направление по работе с данными. Ранее он отвечал за направление дата-аналитики в B2C-сегменте компании «АльфаСтрахование», стратегические проекты в X5 Retail Group, а также работал заместителем руководителя ИТ-департамента «Объединенной приборостроительной корпорации» ГК Ростех.


Мы поговорили с Виталием о том, какие задачи выполняет Сhief Data Officer, насколько сложно получить из данных ценный инсайт и есть ли различия в работе CDO в бизнесе и госуправлении.


— Расскажите, пожалуйста, чем занимается CDO (Chief Data Officer)?
— В России CDO — это относительно новая должность. Раньше задачи по сбору и аналитике массива информации были в зоне ответственности ИТ-подразделений. Но в эпоху цифровой трансформации, когда данные стали основой для управленческих решений, намного эффективнее, если за это направление отвечает выделенный сотрудник — Сhief Data Officer, или CDO.

Основная задача такого специалиста — помочь организации получить выгоды от данных. Для этого он сначала изучает текущую деятельность организации или бизнеса в целом: модели, системы, процессы, потоки данных. Затем налаживает управление данными — сбор, хранение, меры по повышению качества — и потом использует их для поддержки принятия управленческих решений или даже монетизации.


— То есть CDO нужен только крупным организациям, где действительно есть big data?
— Конечно же, нет. Термин big data появляется там, где можно управлять данными и получать из них пользу. Небольшие организации тоже могут успешно работать с данными. Иногда с этим может справиться и один профильный специалист. Все зависит от массива информации, количества бизнес-направлений и сегментации клиентов.

— Вы занимались дата-аналитикой на стороне государственных и частных компаний. Чем работа CDO в госуправлении отличается от задач коллег в бизнесе?
— CDO в государственных и частных проектах используют одни и те же технологии для решения задач с разными целями и масштабами управленческих решений.
Цель бизнеса — это, прежде всего, получение прибыли, поэтому данные используются для изучения потребительского поведения, разработки новых бизнес-моделей, оптимизации расходов, конкурентного анализа.

Курс на цифровую трансформацию госуправления поставил вопрос об использовании ведомственных информационных массивов для разработки новых сервисов и платформ, упрощения взаимодействия между государством и гражданами. Безусловно, самый яркий пример — это портал «Госуслуги». Но есть и много проектов, которые реализуют наши выпускники.

Например, Центр управления регионом в Мордовии аккумулирует все обращения жителей в органы исполнительной власти, формирует интерактивную карту проблем (в бизнесе это назвали бы «болями» клиентов). Данные этой платформы помогают руководству региона более оперативно реагировать на запросы и планировать решение системных задач.

Как и в бизнесе, в госуправлении важным остается вопрос информационной безопасности и этики в отношении персональных данных. Подробнее эту проблему исследователи и аналитики Центра отразили в докладе «Этика и „цифра“: этические проблемы цифровых технологий».

 — Как разграничиваются зоны ответственности между CDO, CDTO и CIO? Все трое, по сути, играют на одном поле…
— Жесткой иерархии не существует. Каждая организация определяет удобную для себя структуру. В некоторых компаниях роль CDTO может выполнять генеральный директор, а помогать ему в реализации будут CIO и CDO. Где-то ИТ-директор занимается поддержкой действующих решений, а руководители по цифровой трансформации и управлению данными работают над новыми бизнес-процессами и продуктами.

В своей работе я опираюсь на свод знаний по управлению данными DAMA-DMBOK. В нем есть хорошая аналогия, что CDO — это законодательная и судебная точки зрения: делать правильные вещи, — а CIO — точка зрения исполнительных органов: делать вещи правильно. Руководитель по дата-аналитике ищет способы получения выгоды из данных, а ИТ помогает это правильно реализовать, так как обладает огромным технологическим опытом. Конечно, могут возникать спорные вопросы, поэтому CDTO задает общий вектор развития и вносит равновесие.

— CDO — это управленческая позиция. Какой карьерный путь нужно пройти?
— В основном, CDO — это выходцы из ИТ-департаментов. Часто директора по информационным технологиям трансформируются в руководителей по дата-аналитике, получив большой опыт работы с данными.

Конечно, нужно уметь и самому анализировать массив информации, а для этого понадобятся навыки программирования. Но не стоит воспринимать CDO как вершину карьеры data scientist.

— Вы тоже пришли из ИТ?
— У меня не «айтишное» образование. Я был инженером-конструктором и проектировал спецтехнику. Тогда разработка конструктивных элементов в моей сфере деятельности занимала 3–4 месяца. Это было сложно и неудобно, данные не совпадали и не отражали реальной картины. Я автоматизировал процесс, перенес его в 3D и сократил до 2–3 недель. Мне понравился результат, поэтому сфокусировался на автоматизации и перешел на сторону ИТ. Затем было много интересных проектов в консалтинге и энергетике, например 3D-сканирование и оцифровка энергетических объектов с обогащением техническими данными. Самостоятельно создал с нуля ИТ-подразделение в холдинге ОПК госкорпорации Ростех, разработал внутренние и внешние инициативы по цифровизации.

В работе CDO очень помогает разносторонний опыт. Прежде чем реализовывать систему, удобную с точки зрения ИТ, я всегда задаю вопросы: «Будет ли польза клиенту? А поможет ли это бизнесу?» В госуправлении цель немного иная: как разработанный сервис или платформа помогут упростить гражданам — конечным клиентам государства — доступ к информации, социальным услугам.

— Вы также работали в «АльфаСтраховании» и X5 Retail Group. Не было ли ощущения, что в этих компаниях настолько большой массив данных, что его невозможно систематизировать?
— Конечно, всегда бывают технические трудности, но для меня это был определенный вызов. В ритейле действительно огромный объем информации. Я работал во время одного из крупнейших внедрений аналитической системы в ритейле. Проект длился около года, был сложный период, когда мои специалисты собирали данные круглосуточно. Но оно того стоило. Менеджмент компании получил мощный инструмент, обрабатывающий такие объемы метрик и показателей, с которыми люди никогда не справятся. Этот проект дал конкурентное преимущество ритейлеру и, возможно, послужил катализатором мощного развития больших данных в компании.

— Недавно компания Dell опросила более 4000 управленцев и узнала, что среди топ-3 проблем цифровой трансформации бизнеса — сложность получения ценного инсайта из больших данных. С чем это связано?
— Да, big data часто остается «черным ящиком» для аналитиков данных. Поиск инсайтов, взаимосвязей данных — это одна из основных проблем наравне с вопросами информационной безопасности и недостаточным бюджетом на цифровую трансформацию. Для меня это все же рабочие моменты. Какие-то гипотезы оправдываются и приносят прибыль, а какие-то оказываются неудачными. Задача CDO — извлекать выгоду из данных, поэтому важно проактивно строить и тестировать взаимосвязи. В этом я вижу возможность для синергии с другими направлениями в бизнесе и госуправлении, которые делятся своими проблемами, наблюдениями и предположениями для проверки. CDO анализируют данные не ради данных, а в интересах внутренних пользователей и конечных клиентов.

— Какие задачи ставите перед собой в Центре?
— На первом этапе я проанализировал процессы и потоки данных в Центре, сформулировал с руководством нашу стратегию. В целом, мы идем к концепции одного окна, когда любой пользователь наших ресурсов получит доступ к информации и сервисам, не покидая единую цифровую среду Центра.

Сейчас мы также анализируем взаимодействие слушателей с учебными материалами и создаем платформу, которая обеспечит нас инсайтами для управления Центром. Активно готовимся к исследованию влияния внешних факторов и источников на обучение и развитие наших слушателей. В перспективе сможем использовать все эти данные для аналитики и проведения исследований по цифровой трансформации в России.