#5 Регулирование цифровой экономики с Антоном Лебедевым
В новом выпуске «Циферкаста» мы говорим о вопросах законотворчества в сфере новых технологий. Как развивается нормативное регулирование цифровой экономики? Каким образом на него повлияла нынешняя ситуация с эпидемией и самоизоляцией? Почему меняются подходы к выработке правил и как работают «регуляторные песочницы»?

Гость выпуска — Антон Лебедев, руководитель проектов цифровой трансформации АО «ОХК «Уралхим».

Также в выпуске звучат комментарии Ольги Шепелевой, руководителя проектного направления «Право и нормотворчество в цифровой среде» ЦПУР и эксперта ЦСР.
Подкаст доступен на платформах:

Google Podcasts
Яндекс Музыка
Apple Podcasts
VK
Spreaker
Summary

Цифровые технологии интенсивно развиваются, в последние месяцы стремительный прогресс отмечен в контексте борьбы с распространением коронавируса и вынужденной самоизоляции граждан. Позитивный эффект режима самоизоляции состоит в отсутствии выбора: даже тот, кто не хотел, вынужден пользоваться цифровыми технологиями.

Внедрение цифровых технологий в нашу жизнь получает поддержку даже с нормативной точки зрения, остается наблюдать, какие из этих решений останутся после того, как эпидемия завершится.


Подход к регулированию цифровых технологий в мире и России.

В мире существуют различные подходы к регулированию одних и тех же вопросов, например в части регулирования персональных данных:

  • европейский подход ориентирован на защиту частной жизни человека;

  • американский подход более либеральный, акцент смещен в сторону экономических преимуществ, которые дает использование данных.

Проблемы в России и других странах во многом действительно схожи. Поэтому мы смотрим на то, как регулируется обращение с данными за рубежом, и используем их наработки как обоснование тех регуляторных решений, которые мы принимаем. Соответственно, в зависимости от выбранного подхода ставится акцент либо на повышенной защите персональных данных, либо на гибком механизме с использованием данных извлечении для получения экономического бенефита.

Другая интернациональная тема — регулирование технологии искусственного интеллекта. Все ключевые международные организации (Организация Объединенных наций, Совет Европы, Организация экономического сотрудничества и развития) думают о том, как подступиться к регулированию технологии искусственного интеллекта. Фактически в мире не существует юридически обязывающих норм, в основном речь идет о разработке документов «мягкого» права (различных деклараций, норм, принципов и т. п.).

В конце 2019 года Совет Европы специальный межправительственный комитет экспертов по искусственному интеллекту (CAHAI), в рамках своих полномочий будет заниматься выявлением существующих пробелов в законодательной базе и правоприменительной сфере и в результате разрабатывать отраслевые рекомендации, руководящие принципы и кодексы поведения для соблюдения, расширения прав человека и демократических процессов, указывается в завершающем разделе программного документа на сайте организации. В дальнейшем может быть создан юридически обязывающий документ — конвенция Совета Европы.

В России пока запланирована подготовка концепции регулирования развития технологий искусственного интеллекта. Документ разработан в рамках федерального проекта «Нормативное регулирование цифровой среды» национальной программы «Цифровая экономика Российской Федерации» при участии Фонда «Сколково», ПАО «Сбербанк России», ПАО «МТС», Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации, Национальной Ассоциации участников рынка робототехники, Центра стратегических разработок, Яндекса и Mail.ru


Особенности регулирования цифровых технологий в регионах России


Последняя поправка в Конституцию РФ, по которой должно было быть голосование в апреле, предусматривает изменения в Конституции Российской Федерации. В Статью 71, которая очерчивает предметы ведения Российской Федерации, добавляют уточнение, о том что к предметам ведения Российской Федерации относится обеспечение безопасности личности, общества и государства при применении информационных технологий (цифровых данных).

Если в отдельных регионах есть задачи по изменению регулирования, как правило, это делается посредством принятия специального федерального закона.


Примеры регулирования технологий на территории РФ

  • Федеральный закон «О проведении эксперимента по установлению специального регулирования в целях создания необходимых условий для разработки и внедрения технологий искусственного интеллекта в субъекте Российской Федерации - городе федерального значения Москве и внесении изменений в статьи 6 и 10 Федерального закона "О персональных данных"»;

  • проект закона «Об экспериментальных правовых режимах в сфере цифровых инноваций в Российской Федерации и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации». Речь идет об экспериментальных правовых режимах — правовых или регуляторных «песочницах». Предметом регулирования является экспериментирование с новыми технологиями, чтобы был не единой универсальный правовой механизм или подход к регулированию. Можно создавать эти «песочницы» на территории отдельных субъектов Российской Федерации.

Механизмы гибкости регулирования существует, но на данном этапе регулирование исходит из федерального центра. У регионов остается очень маленькое поле для маневра.


Этическая сторона регулирования

Нормативно-правовой акт в силу своей природы не гибкий инструмент. Способ регулирования, связанный с государственным принуждением, традиционно подразумевает довольно сложные нормотворческие процедуры. Существуют требования, как должна быть сформирована правовая норма, имеет место длительный тяжелый нормотворческий процесс. Классический правовой механизм не вполне адекватен в ситуации, когда возникают новые технологии. Начинают искать более гибкие формы регулирования — различные документы регулирования на уровне принципов, этические нормы, декларации, хартии. Это способ избежать излишней жесткости, негибкости и неадаптивности традиционных правовых средств.

Сейчас саморегулирование в России незрелый процесс, часто навязанный извне. В идеале же саморегулирование — запрос самой отрасли, когда основные игроки на рынке понимают, что не хватает каких-то законов, нужно выработать свои стандарты, договориться о них и соблюдать, впоследствии они могут становиться общеобязательными обретать силу правовых актов. В цифровой экономике процесс саморегулирования только зарождается.

(Уже после выпуска этого подкаста был создан кодекс этики использования данных)


Ключевые компетенции госслужащего в условиях стремительного развития цифровых технологий

С точки зрения компетенций, жесткие навыки (hard skills) и гибкие навыки(soft skills) — навыки, позволяющие правильно коммуницировать, обмениваться знаниями, вырабатывать эмоциональный интеллект, который облегчает коммуникацию, понимание проблем.

В юридическом аспекте важно учитывать изменения в законодательстве, осваивать методологию толкования правовых норм, проводить экономический анализ норм права. Это дает понимание, как в реальности работают правовые нормы, для чего они создаются, что они регулируют, как на практике выглядит сам процесс их реализации.

Программы Центра подготовки руководителей цифровой трансформации созданы для того, чтобы помочь служащим следить за новостями в регулировании, ключевыми источниками информации . Программа «Цифровая экономика» содержит целый блок мероприятий, связанных с просвещением, с развитием цифровых навыков, поскольку без них никуда. Если люди не готовы к какому-либо нормативному изменению, среда к нему не готова, то оно не будет работать на практике, даже когда будет записано в законе.


Комментарий эксперта
Ольга Шепелева, руководитель проектного направления «Право и нормотворчество в цифровой среде» Центра перспективных управленческих решений (ЦПУР) и эксперт Центра стратегических разработок (ЦСР).

Разработка закона об экспериментальных правовых режима, предусмотрена программой «Цифровая экономика». Задача — обеспечить бОльшую гибкость регулирования появляющихся технологических решений, новых процессов, новых продуктов, новых сервисов, которые созданы с применением цифровых технологий.

Сейчас у нас любые экспериментальные режимы принимаются на уровне федерального закона, даже если речь идет о проведении эксперимента на территории одного субъекта. Сам процесс законотворчества предсказуемо долог. К тому же любые, даже незначительные, корректировки, если они необходимы, приходится вносить федеральным законом, это может быть очень длительный процесс.

Возникла идея создать механизм, который будет регулировать новые экспериментальные режимы, если они вдруг потребуются. Экспериментальный правовой режим — это ситуация, когда на время эксперимента инициаторам проекта разрешают не выполнять какие-то обязательные требования, установленные законами, но обязанность обеспечивать безопасность не снимается. В рамках эксперимента инициаторы проекта должны формировать свои собственные правила деятельности, с тем чтобы обеспечивать безопасность и соблюдение прав других лиц. В какой-то мере они будут альтернативны общему регулированию, но адаптированы к задачам, связанным с использованием новых технологий. Если на практике эти правила покажут свою эффективность, тогда их примут как элемент общего регулирования — в виде поправок в нормативные акты и распространят повсеместно.

В начале весны 2020 года законопроект был одобрен правительством, внесен на рассмотрение в Государственную Думу, где его рекомендовали к рассмотрению в первом чтении.

Тот, кто создает нормы, может не обладать полным знанием и достаточной компетенцией, для того чтобы регулировать различные сложные аспекты. Важно, чтобы при принятии решений он обращался к экспертам — тем, кто работает с технологиями, кто вовлечен в какие-то специфические отношения или процессы, тем, кто знает и то и другое и способен оценить, кого новации затронут, а кого — нет.

Для создания правовых норм, необходимо согласование интересов. Хорошие правовые нормы устанавливают баланс интересов разных групп. К созданию таких норм следует привлекать представителей разных групп интересов, даже если последние противоположны друг другу, для того чтобы согласовать их позиции, прийти к консенсусу и учесть их мнение. К тому же привлечение разных участников нужно для полной картины происходящего и наиболее точного регулирования.

Если бизнес-сообщество уже участвует в нормотворчестве в качестве экспертов, то мнение широких масс пока особо не учитывается, тем более что зачастую общество только опосредованно участвует в процессе нормотворчества. То есть люди выбирают законодателей, выбирают своих представителей на должности, связанные с созданием и принятием новых законов, и таким образом они делегируют свои полномочия.

Первый шаг для привлечения широкого круга граждан к процессу создания норм — создание портала https://regulation.gov.ru/, где размещаются уведомления о начале разработки нормативных актов и проекты нормативных актов, У граждан есть возможность оставлять там замечания. Разработчики их рассматривают, реагируют — дают какие-то ответные комментарии. Справедливости ради надо сказать, что этот портал сейчас не очень удобен для граждан, как и для разработчиков законопроектов, проектов нормативных актов. Для непрофессионалов участие дополнительно затруднено, так как там публикуется огромное количество проектов и уследить за всеми нет никакой возможности. Портал не позволяет вести диалог разработчика и комментатора.

Важную особенность привлечения граждан к законодательному процессу характеризует участие людей в формулировании правил, они гораздо лучше, с большим удовольствием и охотой их исполняют. Это важно в плане эффективности исполнения нормативно-правовых актов, экономии ресурсов на контроль, принуждение, разрешение конфликтов.