#2 Технологии и доверие во время пандемии с Павлом Степанцовым
В новом выпуске «Циферкаста» мы говорим о том, как россияне относятся к эпидемии коронавируса, и как новые реалии отразились на наших взглядах на государство и технологии. Гость подкаста Павел Степанцов делится первыми результатами специального исследования на эту тему. Как, по мнению участников опроса, стоит бороться с коронавирусом? Почему многие из опрошенных не возражают против усиления государственного контроля за жизнью граждан? Какие шаги позволят государству укрепить доверие общества,после того как эпидемия закончится?

Также в выпуске звучат комментарии:
— Ильи Яблокова, историка, медиа-эксперта и лектора Университета Лидса;
— Ивана Бегтина, учредителя и директора АНО «Информационная культура».

Подкаст доступен на платформах:

Google Podcasts
Яндекс Музыка
Apple Podcasts
VK
Spreaker
Summary

Как общество воспринимает появление коронавируса

Интересно, что в различных частях страны восприятие коронавируса значительно отличается. В Москве вирус воспринимается гораздо серьезнее, чем в регионах. 57% опрошенных говорят, что эпидемии нет и не будет, при этом в Москве те же две трети населения считает, что эпидемия реальна и все будет только хуже. Практически половина респондентов считает, что это угроза для человечества и с ней надо бороться. Примерно каждый третий говорит о том, что это заговор политических элит, 40% считают, что коронавирус — биологическое оружие.

Чаще всего болезнь воспринимают как угрозу, всему человечеству, порядка 70–75% согласны, что нужно активно бороться с коронавирусом, 66% считают, что на борьбу с эпидемией нужно бросить все силы несмотря на политические и экономические последствия. Только 10% настаивают, что коронавируса нет, он выдуман. 20% считают, что коронавирус не представляет опасности.


Комментарий Ильи Яблокова, историка, медиа-эксперта и лектора Университета Лидса, о том, откуда появляются конспирологические теории и теории заговора

С количественными исследованиями теории заговора в России большие проблемы. Сложно провести мониторинг настроений в нашей стране, сформулировать правильные вопросы о том, как правильно выявить теории заговора.

В течение многих лет в нашей стране насаждался культ веры во всевозможные, чаще всего антизападные, теории заговора. Разные формы конспирологии так или иначе популяризировались в течение 15 лет. В какой-то момент это стало культурным мейнстримом. Люди перестали рационально воспринимать то, что происходит вокруг, и смотрят через призму конспирологии.

Теории заговора генерируются в тех случаях, когда люди, не способные повлиять на окружающий мир, стараются сформировать образ влиятельного «другого», который портит им жизнь, и таким образом объяснить себе, что происходит.

Две недели назад в Америке было проведено похожее исследование: почти 30% американцев также считают, что вирус создан искусственно. В России и Америке имеет место склонность к конспирологии, желание мифологизировать политику, культуру и историю через теории заговора.


Из каких источников люди получают информацию о коронавирусе

В подобных количественных исследованиях не имеет смысла напрямую спрашивать об источниках информации, так как получается некое среднее значение. Но можно говорить об отношении человека к информационному полю. В исследовании есть вопрос о том, как освещается ситуация с коронавирусом в СМИ. Практически 50% опрошенных говорят о том, что этой теме уделяется слишком много публикаций и это становится раздражающим.


Как население воспринимает введение мер по борьбе с коронавирусом

БОльшая часть населения рассчитывает на самоизоляцию и добровольный/принудительный карантин как на самый продуктивный способ борьбы с коронавирусом, менее 25% надеются на изобретение вакцины, 10% полагают, что либо вирус пройдет сам собой, либо выработается групповой иммунитет.

В конце марта 90% населения говорили о том, что готовы к самоизоляции, бОльшая часть из них хочет избежать риска заражения, 20% готовы самоизолироваться, чтобы самим не стать распространителями вируса, 9–10% не готовы самоизолироваться ни при каких условиях.

Примерно две трети опрошенных считают, что предпринимаемые меры по борьбе с коронавирусом недостаточны. Примерно половина настаивает на том, что оптимальны жесткие полицейские меры, например рейды полиции. Треть сограждан предлагает применять уголовные меры наказания для нарушителей самоизоляции и карантина.


Какие штрафы за нарушение режима самоизоляции допустимы

Большинство граждан нелояльны по отношению к людям, нарушающим режим самоизоляции. Только 15% опрошенных говорят, что никакие меры не нужно применять, остальные выступают за более жесткие меры в отношении нарушителей. По отношению к нарушителям практически нет разницы по регионам: 36% считают, что нужно штрафовать в размере нескольких МРОТ, примерно 33% голосуют за уголовную ответственность.

Наиболее скептичны к вводимым мерам люди 35–55 лет: эпидемии коронавируса не существует. Они проявляют наибольший оптимизм по отношению к возможным сценариям развития болезни. Люди 40–50 лет считают, что ситуация исчерпает себя в течение месяца. Молодые люди 25–35 лет воспринимают ситуацию серьезнее старшего поколения, они более либерально настроены, но сейчас считают, что нужно как можно жестче наказывать тех, кто нарушает карантин, отчетливо понимая что нарушители, повышают риск заражения как для самих себя, так и для других людей, что приведет к продлению режима самоизоляции.


Где граница между безопасностью и частной жизнью

Люди достаточно легко готовы отказаться не только от приватности, но и от базовых гражданских прав . Только 8% считают, что нужно сделать так, чтобы в будущем государство не стало контролировать жизнь конкретных людей, остальные к этому относятся довольно спокойно.

Государство придерживается риторики военных действий: «борьба», «враг у ворот»... В таком контексте у людей сужаются горизонты планирования. В России эти горизонты и так достаточно краткосрочны, в нормальных условиях это планы не более чем на год, большинство же планирует не более чем на 2–3 месяца.

Подавляющую часть граждан не волнует, что станет с экономикой. 20% задумываются о последствиях пандемии для экономики, и только 10% — о том,, что произойдет с малым и средним бизнесом. Люди не связывают свое финансовое благополучие с состоянием экономики и положением малого и среднего бизнеса.


Доверие к государству, к технологиям и друг к другу

Как показали различные международные и отечественные исследования, в России один из самых низких уровней обобщенного доверия — доверия к людям в целом, мы доверяем близким, но совершенно не доверяем незнакомым людям, которые находятся рядом. Точно так же не верим, что они могут добровольно самоизолироваться и соблюдать эту самоизоляцию.

Население также не доверяет государству, но ждет от него действий, способствующих решению проблемы заболеваемости, морально готово к тому, что государство начнет контролировать и наказывать. В связи с недоверием к окружению люди готовы отдать государству право контроля за своей частной жизнью, чтобы оно контролировало частную жизнь людей вообще.

Почти 25% населения готовы отказаться от своей приватности для обеспечения безопасности, при этом у них нет никакого представления о том, на каких условиях они от нее отказываются и когда эти права будут возвращены.

Остальные 75% позитивно относятся к мерам контроля, но не задумываются о технологических возможностях государства. Люди не могут оценить рисков повсеместного внедрения технологических внедрений, слежки и сбора данных. Гипотетически бОльшая часть населения не думает о то, что будет после пандемии, в основном все думают о том, как побороть вирус. Большинство пока не задумывается, что произойдет с данными, которые соберет государство, как они будут храниться.


Комментарий Ивана Бегтина, учредителя и директора АНО «Информационная культура», касается доверия к государству на фоне пандемии.

Пандемия подняла несколько пластов взаимодействия гражданина и государства:

  • качество государственного управления и способность оперативно и квалифицированно реагировать на события;
  • влияние мер, предпринимаемых государством, на права и обязанности граждан

Главное опасение вызывает контроль за передвижением граждан, который устанавливают все страны, где возникла эпидемия. В последнее время имеет место слежение с использованием суперприложений, которые разрабатывает государство, публикация аналитических материалов компаниями, которые собирают данные (Google, Yandex), моментальная кооперация государства с сотовыми операторами для мониторинга передвижения. Государство проявило удивительную активность, создавая собственные системы и приложения для отслеживания граждан.