#11 Цифровое госуправление с Марией Шклярук и Иваном Бегтиным
Коронавирусный кризис дал новый импульс цифровизации госуправления в России. Об этом в итоговом выпуске сезона «Циферкаста» мы поговорили с академическим директором Центра Марией Шклярук и директором АНО «Инфокультура» Иваном Бегтиным.
Подкаст доступен на платформах:

Google Podcasts
Яндекс Музыка
Apple Podcasts
VK
Spreaker
Summary

Ускорение темпов цифровой трансформации на фоне пандемии

По-хорошему удивительно количество сервисов, которые выведены за последнее время на Единый портал государственных услуг (ЕПГУ): выплата пособия по безработице, другие выплаты, онлайн-сервис для поступления в вуз. Это вещи, которые собирались делать не торопясь, в течение года, а сделали очень быстро, буквально за недели, месяцы, для того чтобы люди могли совершать какие-то действия, не вступая в личные контакты. Сейчас сайты госорганов переезжают на gov.ru, речь об этом шла уже несколько нет, а вот в последние дни все стремительно происходит.

Трансформация работы ЕПГУ — это позитивный пример, но есть и негативные: в начале пандемии сотрудники Минэкономразвития представили плохо проработанный Реестр системообразующих предприятий, потом такой же недоработанный Реестр социально ориентированных некоммерческих организаций, получающих поддержку государства.

Уже много лет идут разговоры о домене gov.ru, было несколько попыток сделать gov.ru как gov.uk — объединить все госорганы на одной площадке под одним брендом. В итоге получается, что у госорганов все-таки сохраняются свои сайты в одном поддомене, это хуже чем то, что могло быть, но лучше, чем ничего. Жаль только, что процесс занимает так много времени!


Цифровая трансформация государственных услуг

Пока во главе Правительства РФ, министерств, направлений были руководители, которые не разбираются в ИТ, госуслуги считались неким побочным результатом основного бюрократического процесса. Сейчас, когда во многие органы пришли новые сотрудники, изменилось общее настроение, госуслуги предстают как действительно эффективный результат, который должен быть цифровым.

Надо понимать, что тотальная цифровизация должна учитывать разного рода уязвимые группы, которые по разным причинам не могут воспользоваться порталом «Госуслуги» или другими цифровыми сервисами. В последние годы основная претензия к цифровизации состоит в том, что никто не изучает уязвимые группы, не предусматривает какого-то компенсаторного механизма при внедрении новых технологий.

Сейчас в России аудитория интернета растет в большей степени за счет людей малограмотных, не имеющих полного среднего образования, людей пенсионного возраста и разного рода других социально уязвимых групп. Выходя в виртуальный мир, они оказываются под давлением среды, в том числе государства, их уязвимость только увеличивается, поскольку они гораздо меньше готовы к тому, что не все предложения в Сети соответствуют закону. Поэтому необходимо связывать распространение госуслуг с инфраструктурой цифровизации. Пока в России нет программ обучения, тренировки, просвещения тех людей, кто не знаком с рисками, которым они подвергаются, используя онлайн-сервисы.


Боевое крещение руководителей цифровой трансформации

1 февраля 2020 года премьер-министр Мишустин поручил министерствам и ведомствам ввести должность руководителя цифровой трансформации (РЦТ). К середине марта уже были назначены большинство РЦТ или утверждены кандидатуры, шли формальные согласования, новые сотрудники уже погружались в работу. Поскольку теперь в министерстве, ведомстве есть конкретный служащий, ответственный за действия, связанные с цифровыми технологиями, с ИТ-технологиями, с данными, с сервисами, работа стала продвигаться существенно интенсивнее.

В Центре подготовки руководителей цифровой трансформации проводится обучение РЦТ, два раза в неделю они собираются на обучающих вебинарах, ведут проектную работу, у них есть возможность оперативно общаться между собой и еженедельно принимать участие в сеансе видеоконференцсвязи с профильным вице-премьером. На этом мероприятии участники докладывают о том, как решаются основные вопросы, связанные с цифровой трансформацией. Все перечисленное позволяет поддерживать общий контекст, все РЦТ работают в режиме постоянного контроля со стороны. Новые сотрудники вступили в должность и теперь проходят своеобразное боевое крещение: им нужно быстро работать, как можно быстрее реализовывать сервисы, которые должны функционировать по новым принципам.


Проблемы доверия общества государству

Пока в нашей стране существуют фундаментальные проблемы с доверием к институтам, к органам государственной власти, и это ни для кого не секрет. Разные страны искали свои подходы к тому, как внедрять пропуска или отслеживать перемещения граждан. В некоторых странах внедрение носило уведомительный характер. В России так сделали в Татарстане, электронный пропуск можно было получить с помощью СМС или через сайт, гражданам не приходилось где-то дополнительно регистрироваться и оставлять все свои данные. Немаловажное преимущество — эта услуга доступна человеку, независимо от того, есть у него смартфон или нет. В России на фоне пандемии в первую очередь проявилась проблема именно социального мониторинга. Например, в Корее и во многих европейских странах запускают приложения с отслеживанием контактов и информирование. Если у гражданина диагностировали заболевание, то все, кто в какое-то время находился рядом с ним, получают уведомление о том, что контактировали с человеком, который заболел. В дальнейшем они могут пойти и сдать тест. Сочетание таких уведомлений, небольших ограничений и массового тестирования — это гораздо более правильный путь, чем тот что был реализован в Москве.


Готово ли государство к диалогу в ситуации пандемии


У большинства органов власти обнаружилась значимая проблема — неумение вести диалог. Например, то, что делало Правительство Москвы, даже если было обосновано, не получило абсолютно никакого объяснения.

Наши чиновники много лет ездили в Китай, Южную Корею, Сингапур, в другие азиатские страны, где уровень доверия граждан к государству очень высокий, превышает 60% в среднем, например в Китае более 80%. Это очень сильно влияет на реакцию граждан на различные ограничения со стороны государства, даже когда эти ограничения очень жесткие.

В России абсолютно европейская модель отношения к государству, не отличающаяся доверием: мы по умолчанию не доверяем государству. Ежегодно замеряемый индекс доверия граждан государству, медиа, бизнесу, некоммерческим организациям составляет порядка 29% это очень низкий уровень.

Во время пандемии коронавируса принципиально этичное поведение продемонстрировало только правительство Республики Татарстан. Там под протокол уничтожили все данные, которые собрали.


Как изменилась открытость государства в период пандемии

В данный момент идет подготовка доклада об открытости государства по состоянию на 2020 год, и уже можно говорить о том, что открытость скорее снижается. Государство не рассматривает открытость как некоторый коммуникативный механизм. Например, мы видим сообщения о коронавирусе, которые можно отнести скорее к пиару: указывают количество заболевших, количество вылечившихся, но ни одно ведомство не публикует собственные данные. Так происходит не только у нас. Во многих странах органы власти публикуют не открытые данные, только сводки, а активисты сами извлекают, собирают данные. Плюс ситуация с коронавирусом довольно резко продемонстрировала, то, что нет практики публичной отчетности медицинских учреждений, в открытом доступе

Закрытость государства связана не с коронавирусом, а с некоторыми политическими установками, в нашем случае — с установками правительства.


Векторы развития цифровой трансформации


О цифровой трансформации достаточно много говорил министр цифрового развития. Сейчас векторы развития — это доступные госуслуги, предоставляемые полностью онлайн, через портал «Госуслуги». На этом основной фокус, остальное — средства для достижения целей по цифровизации. Это много раз подчеркивалось за эти несколько месяцев, и многое уже делается.


Обращение к потенциальным слушателям курсов Центра подготовки руководителей цифровой трансформации

Тем, кто учился раньше, повезло: уже сейчас у них есть возможность воспользоваться полученными знаниями. Тем, кто только начинает обучение, предстоит учиться на недавних примерах из практики. Говоря простыми словами, это прямо то, что надо брать и делать. Учиться никогда не поздно, главное — понимать, что сейчас все методы управления продуктами, продуктовый подход управления на основе данных, проектирование в более гибких режимах, чем раньше, с выпуском продуктов за месяц два-три — это реальность для госуправления. Может быть, то, что раньше воспринималось как фантастика, сейчас уже реальность, и нужно под нее подстраиваться.


Кадровое обеспечение цифровизации управления

В связи с налоговым маневром в секторе ИТ для специалистов, работающих в государственных органах, появился соблазн вернуться в частный сектор. В сфере ИТ давление спроса на рынок труда очень сильное: количество вакансий значительно превышает количество безработных специалистов, и потенциальные сотрудники присматриваются к компании, а не наоборот.

Сейчас главная проблема состоит в том, что для адекватного выполнения актуальных проектов в органах власти, необходимо поправить несколько федеральных законов: «О персональных данных», «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», «О системе государственной службы Российской Федерации». Все они очень жестко ограничивают любую инициативу, инсорсинг, оперативность. Одни только процедуры по госзаказу занимают месяц, который тратится на организацию привлечения и выбора поставщиков, и еще неизвестно, кто выиграет и что дальше делать. Поэтому главные ограничения — нормативно-правовые.


Запрос на этичное поведение государства

Сбываются все прогнозы: уже есть все технологии для внедрения системы Большого Брата, но не было общественной готовности. И ситуация пандемии приблизила такую готовность. Теперь мы знаем, что есть технологии для контроля людей, да, пока еще слабо отработанные, не очень хорошо адаптированные для действительно критических ситуаций. Вот с этой мыслью нам теперь надо жить и понимать, что в будущем мир может оказаться не такой комфортной средой, какой он является сейчас. Сейчас нужно добиваться от государства этичного поведения и давления на рыночных игроков, которые работают с данными, ради соблюдения этики, снижения контроля, а не в пользу его наращивания относительно физических лиц.

Кризис показывает запрос на этичное поведение государства, может быть, не всегда осознанный, но вполне возможно, что он оформится чуть позже. Необходимо понимание, осмысление и переосмысление того, что этично, что неэтично делать государству. Мы помним, как внезапно и быстро много людей оказалось на карантине, причем без права выхода на улицу, как это соблюдалось, как это контролировалось. Для всех оказалось некоторым шоком то, как легко это можно сделать.

На фоне происходящих событий доклад «Этика и "цифра"», который вышел в начале года, становится еще более актуальным. Этические вопросы прежде обсуждались небольшим количеством экспертов. Сейчас же ими заинтересовались более широкие общественные круги, о них стали чаще говорить, и эта тенденция хорошая и правильная.