ГЛАВНЫЕ ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

Пандемия COVID-19 оказала заметное влияние на экономику России. Треть российских компаний только за первую половину 2020 года понесла убытки более 1,5 млрд. руб., 46% представителей бизнеса говорят о снижении спроса на продукцию или услуги. Среди населения столько же (46%) отмечают серьезное сокращение доходов, а 33% – сбережений.
Между тем влияние пандемии на экономику не было только негативным. Она послужила катализатором процессов цифровизации корпоративного и государственного сектора. Так, например, 57% представителей бизнеса отмечают, что пандемия COVID-19 способствовала ускорению цифровизации внутри компаний, 38% – изменению культуры управления и корпоративной культуры , а 29% устранению или реорганизации неэффективных процессов, отделов и регламентов.
Пандемия оказала положительное влияние на цифровую трансформацию госсектора в двух отношениях. Во-первых, ускорилась давно назревшая цифровизация процессов, которые в «аналоговом» виде были менее эффективны. Во-вторых, внедрение цифровой трансформации (ЦТ) на госслужбе стало восприниматься с бóльшим оптимизмом, поскольку многие лица, принимающие решения, увидели реальную пользу и выгоду от перевода процессов в цифровой формат.
Наконец, в период пандемии интенсифицировалось использование цифровых технологий населением. ⅓ опрошенных утверждает, что за время пандемии стали пользоваться цифровыми сервисами чаще. Подобные ответы характерны для наиболее экономически активной группы населения в возрасте от 31 до 45 лет. Более обеспеченные и образованные жители крупных городов воспринимают ЦТ как благо и ждут от нее расширения экономических возможностей. Жители небольших населенных пунктов обращают больше внимания скорее на риски цифровизации: рост налогов, потерю рабочих мест, сокращение возможностей найти работу в «серой» зоне.

Последствия пандемии COVID-19 для бизнеса

В наибольшей степени от экономического кризиса, вызванного пандемией, пострадали ресторанный бизнес, туризм, индустрия развлечений и пассажироперевозки. При этом по оценкам представителей бизнеса и экспертов, опрошенных в ходе исследования, ряд отраслей, не связанных с оказанием «очных» услуг населению, от пандемии выиграл: речь идет в первую очередь об ИТ-секторе и интернет-торговле. Так, за ближайшие четыре года рост российской интернет-торговли может составить около 4,4 трлн руб. при суммарной величине рынка за это время около 23,3 трлн руб.
В условиях снижения спроса и перевода части сотрудников на удаленный режим работы представители российского бизнеса ощутили необходимость в короткие сроки трансформировать внутренние процессы для того, чтобы остаться на рынке. Значительная часть бизнес-игроков запустили процессы цифровизации, которые повысили их внутреннюю эффективность.
Большинство представителей российского бизнеса — «цифровые оптимисты» (58%): они позитивно относятся к развитию науки и технологий, поскольку те создают новые возможности для бизнеса, и к цифровизации компаний. При этом компании, успевшие запустить процессы цифровизации, более уверенно чувствуют себя на рынке: они в 1,5 раза чаще позитивно оценивают экономическую обстановку и смотрят в будущее с бóльшим оптимизмом.
И все же в четверти российских компаний пока не идут процессы цифровизации. Основными барьерами для них стали дефицит финансовых ресурсов (39%, проблема обострилась в силу сокращения доходов в результате пандемии) и нехватка квалифицированных сотрудников, которые могут руководить процессами цифровизации и участвовать в них (38%).
В качестве мер господдержки бизнеса, которые помогут преодолеть барьеры на пути к ЦТ, опрошенные в ходе исследования представители бизнеса и эксперты предлагают:
  • совершенствование нормативно-правового регулирования в области хранения и обработки данных, пересмотр понятия «персональные данные» для расширения возможностей их использования при создании цифровых решений, включая развитие искусственного интеллекта;

  • финансовую поддержку тех малых и средних предприятий (МСП), которые отстают по темпам цифровизации; адресную помощь компаниям, готовым меняться и оптимизировать внутренние процессы на основании «цифры», в форме грантов и целевых субсидий (возможно, через институты развития);

  • создание/развитие на базе центров компетенций продуктов для руководителей и сотрудников бизнеса (обучение руководителей компаний администрированию процессов ЦТ, повышение цифровой бизнес-грамотности рядовых сотрудников).

Последствия пандемии COVID-19 для населения

Основным экономическим последствием пандемии для населения стало сокращение доходов и сбережений. В значительной степени снижение доходов связано с ростом безработицы: так, в третьем квартале 2020 года реальный уровень безработицы достиг 12,1% – включая скрытую часть – и к моменту завершения исследования не снизился. В этих условиях усилились страхи, связанные с риском потерять работу, – 42% населения боится остаться без работы в течение ближайшего полугодия, а более половины уверены, что окажутся не в состоянии найти работу не хуже нынешней.
Если в начале кризиса базовой стратегией адаптации было сокращение доходов и трата сбережений, то сейчас страх потерять работу (психологический фактор) и сокращение сбережений (экономический фактор) заставляют активно искать дополнительные источники дохода: сейчас ⅕ часть жителей страны активно ищут дополнительные источники дохода, а 10% уже вышли на дополнительную работу. В будущем в случае ухудшения экономического положения искать новые источники дохода собираются почти ⅔ опрошенных.
Между тем эксперты, опрошенные в ходе исследования, отмечают, что значительная часть населения может оказаться неконкурентоспособной в новых экономических условиях – в силу отсутствия необходимых для цифровой экономики навыков и компетенций. Эксперты и представители бизнес-сообщества ожидают, что в ближайшие годы часть трудоустроенного населения потеряет работу, изменится структура занятости (однако как именно – на данный момент невозможно предсказать), востребованными станут не конкретные профессии и навыки, а soft skills (в первую очередь способность быстро учиться, осваивать новое), а также повысится роль цифровых навыков при трудоустройстве.
Наиболее востребованными на рынке труда станут те специалисты, кто уже сейчас инвестирует в самообразование. На момент окончания исследования 19% населения прошли онлайн-курсы, а 10% освоили новую профессию. Однако почти половина населения (45%) продолжает испытывать трудности с освоением новых технологий. Помощь гражданам в освоении цифровых технологий представители населения считают общей задачей крупного бизнеса и государства.
Стратегии преодоления коронакризиса и ожидания различных групп населения значительно отличаются друг от друга:
Пассивная стратегия:
ничего не предпринимать, но, возможно, несколько прилежнее выполнять текущие рабочие обязанности, чтобы повысить шансы сохранить рабочее место.
Стратегия экономии:
экономить средства, тратить сбережения, использовать ренту (например, средства, получаемые от сдачи в аренду недвижимости).
Патерналистская стратегия:
полагаются в первую очередь на помощь государства (социальные выплаты, субсидии, дотации и пр.). Считают, что искать самостоятельно дополнительные источники дохода нецелесообразно.
Долговая стратегия:
использовать финансовую поддержку со стороны: брать банковские кредиты, деньги в долг у родственников и знакомых, обращаться за помощью к некоммерческим организациям.
Мобилизационная стратегия:
больше работать на основной работе, качественнее выполнять свои обязанности, искать возможности дополнительного заработка, при необходимости тратить сбережения и распродавать имущество.
Автономная стратегия:
использовать все возможные дополнительные источники получения денежных средств, но не полагаться на институциональную помощь извне (от государства или финансовых институтов – банков или кредитных организаций). Рассчитывать только на себя, свой ближний круг (семья, родственники и друзья).

Последствия пандемии COVID-19 для госсектора

Большинство представителей госсектора считают целесообразным партнерство между государством и крупным бизнесом в преодолении последствий коронакризиса. Некоторые из них полагают, что сложившиеся социально-экономические обстоятельства благоприятствуют более тесному сотрудничеству государства с бизнесом, в том числе по линии ИТ-продуктов. Одним из главных рисков цифровизации госслужащие считают нарушение информационной безопасности и потенциальные сбои в работе с персональными данными. Кроме того, многие видят опасность в нестабильности цифровых решений, в частности, из-за плохого покрытия территории регионов мобильным интернетом, сбоев серверов и т. д.
Органы государственной власти находятся в состоянии перехода к клиентоцентричной модели взаимодействия с гражданами, что в текущих условиях предполагает необходимость ЦТ и изменения культуры госуправления. Однако целостного понимания стратегических задач ЦТ в большинстве органов государственной власти нет – это отмечают сами госслужащие. Они отмечают готовность государства к сотрудничеству с крупным технологическим бизнесом в сфере ЦТ. Органы государственной власти, как показало исследование, испытывают потребность в консультационной поддержке по части реализации ЦТ, и частично такая поддержка могла бы быть предоставлена компаниями цифрового сектора на прозрачной коммуникационной площадке.