ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ ДЛЯ БИЗНЕСА

3.5 Ожидания в отношении мер государственной поддержки

Большинство представителей бизнес-сообщества оценивают меры, принятые государством в целях поддержки бизнеса, как в целом разумные, но имеющие краткосрочный эффект. Предприниматели и управленцы предпочли бы не субсидии, а комплексное снижение нагрузки на бизнес:
  • Ослабление финансового бремени (снижение налогов, налоговые каникулы — 65% и 35% респондентов соответственно);

  • Уменьшение регуляторной и надзорной нагрузки на бизнес (25% опрошенных);

  • Долгосрочные законодательные меры в отдельных отраслях (их считают наиболее продуктивными 13%); поскольку изменение законодательства требует времени, оно не позволит оперативно «снять» негативные эффекты пандемии, так что эта мера не считается первоочередной.
По оценкам экспертов, принявших участие в исследовании, МСП фактически получили поддержку от государства в меньшем объеме, чем крупные, системообразующие предприятия.
Малый и средний бизнес — это ключевая сфера, которая пострадала в результате пандемии, потому что именно такие фирмы занимаются предоставлением услуг лично. Пострадавшие отрасли — в первую очередь те, где больше всего малых и средних предприятий. Но <...> в общеэкономический кризис всегда прежде всего страдают малые и средние предприятия, потому что они служат барометром состояния экономики.
Экспертное интервью
Разный уровень внимания к субъектам МСП и крупного бизнеса со стороны государства объясняется следующими причинами.
  • Значительная часть предприятий МСП находилась в «серой» зоне экономики (там приняты неформальные отношения с сотрудниками, распространены неофициальные выплаты и т. д.), что не позволило им претендовать на государственную поддержку.

  • Институты поддержки малого и среднего бизнеса многочисленны, но не все в равной степени эффективны. Кроме того, помощь МСП — забота в первую очередь региональных властей, у которых различаются возможности и тактики противодействия экономическому спаду во время пандемии.

  • Среди представителей органов государственной власти немало тех, кто считает, что бизнес (малый и средний в особенности) должен самостоятельно справляться с последствиями пандемии, а закрытие неэффективных предприятий малого и среднего бизнеса приведет к оздоровлению экономики.
Конечно, государство должно помогать, если хочет жить, потому что, в конце концов, оно живет на деньги налогоплательщиков, это бизнес. <…> Другое дело, что у нас в стране структура бизнеса такова, что не средний или малый бизнес — основная часть дохода бюджета, а крупные корпорации, в том числе квазигосударственные, и получается, что, может быть, те потери от реального сектора государству и не страшны, оно сохранит свои госкомпании, а все остальное ему не так важно, потому что это не основная доля поступлений налогов.
Экспертное интервью
Крупному бизнесу государство помогало, стремясь, прежде всего, сохранить занятость населения, то есть предоставить ему своего рода социальные гарантии. Господдержка сегмента МСП была, в сущности, соразмерна его текущему вкладу в экономику страны: по данным Росстата, доля МСП в ВВП страны в 2017–2020 годах составляла 20–22%, что существенно ниже, чем в развитых странах.
Почти половина предпринимателей столкнулась с трудностями в получении адресной помощи: по данным опроса Общероссийского народного фронта, «Опоры России» и Торгово-промышленной палаты 48% представителей МСП, нуждавшихся в поддержке, не могли претендовать на помощь государства (в том числе на грант для выплаты зарплат), потому что их код по Общероссийскому классификатору видов экономической деятельности (ОКВЭД) не вошел в список пострадавших отраслей.
Я раньше думала, когда столкнулась с программами акселерации, что это огромное количество институтов поддержки, которые наплодились... В каждом регионе от 50 до 80 различных институтов поддержки: всевозможные венчурные фонды, корпорации развития, фонд экспорта, „Мой бизнес", бизнес-инкубаторов огромное количество. Я вам честно скажу: если берем МСП, большая часть из них вообще не представляет, что такие формы есть, работающий малый бизнес. Поэтому я говорю про мыльные пузыри, про эту форму господдержки, которая поддерживает мыльные пузыри, к сожалению.
Экспертное интервью
Наконец, важно подчеркнуть, что от государства представители бизнеса ждут в первую очередь не финансовой поддержки, а снижения регуляторной и финансовой нагрузки, а также обеспечения макроэкономической стабильности. При этом выделение целевых субсидий вошло в тройку худших, по мнению представителей бизнеса, мер господдержки — об этом говорят 14% опрошенных представителей бизнеса.
Мне кажется, основное направление поддержки бизнеса должно заключаться в том, чтобы давать людям возможность зарабатывать деньги. Не в том, чтобы выплачивать какие-то субсидии. <...> Надо создать каким-то образом условия для того, чтобы они могли зарабатывать. И если временной мерой было все закрыть, всем все запретить, мне кажется, то сейчас было бы намного эффективнее, если бы основные усилия были сосредоточены на том, чтобы все-таки позволить бизнесу работать.
Представитель бизнес-сообщества

Рисунок 30
«Как вы считаете, какие меры государственной поддержки принесут наибольшую пользу бизнесу?» (данные опроса бизнеса)

Сейчас ужесточился налоговый режим, сейчас достаточно много проверок бизнеса, потому что стране не хватает денег, а из государства на налоги не выжмешь, можно выжать только из частного бизнеса. Жить становится сложнее. Мы, честно говоря, посматриваем на работу за рубежом, потому что в стране становится некомфортно.
Представитель бизнес-сообщества

Рисунок 31
«Как вы считаете, какие меры госполитики принесут наибольший вред бизнесу?» (данные опроса бизнеса)

Государство бизнесу не должно мешать. Задача государства — обеспечить безопасность страны и сделать средства коммуникации, то есть проложить дороги, обеспечить всех светом, теплом и вести разумную налоговую политику. Чем меньше государство будет вмешиваться в рыночные отношения, тем лучше. Как только государство начинает регулировать, заниматься протекционизмом или воевать в торговых войнах на мировых рынках, то это обычно ничем хорошим не кончается.
Представитель бизнес-сообщества
Хотя ряд государственных служащих признает необходимость оптимизации нормативно-регуляторного контроля, фактически уровень административной нагрузки на бизнес за 2020 год не снизился. По данным Европейского университета, в 2020 году совокупное число плановых и внеплановых проверок бизнеса сократилось по сравнению с 2019-м в 3,5 раза, но фактически малый и средний бизнес не получил серьезных послаблений. Так, с января по ноябрь 2020 года более 25% всех планово проверенных организаций и более половины проверенных внепланово относились к числу МСП (с помощью внеплановых проверок надзорные органы часто пытаются обойти ограничения на плановые проверки).
Кучаков Р. К., Кузнецова Д. А., Скугаревский Д. А. Контроль и надзор в 2020 г. Жизнь без проверок в период пандемии: аналитический отчет. — СПб.: Институт проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, 2020. — (Аналитические обзоры по проблемам правоприменения; вып. 5(2020)).