ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ ДЛЯ БИЗНЕСА

Резюме главы

1
Пандемия сократила экономические возможности для большинства видов бизнеса, что связано со снижением спроса, сокращением доходов, менее эффективной работой сотрудников.
2
В этих условиях стала очевидна необходимость оптимизировать внутренние процессы и культуру управления. Более, половины представителей бизнеса (57%) отметили, что пандемия способствовала запуску или активизации процессов цифровизации.
3
Одним из позитивных эффектов пандемии эксперты, принявшие участие в исследовании, считают движение российского бизнеса в сторону легализации и увеличения прозрачности: часть субъектов МСП задумались о переходе из «серой» в «белую» зону экономики или осуществили этот переход.
4
Подавляющее большинство предпринимателей не готовы рассчитывать на помощь государства, и намерены справляться с трудностями собственными силами.
5
Как следствие, главный запрос бизнеса к государству не имеет отношения к субсидиям и финансовой помощи, он сводится к пожеланию не чинить бизнесу препятствий, снижать регуляторную и финансовую нагрузку.
6
Монетарные меры поддержки бизнеса, принятые государством, считают эффективными только 27% представителей бизнес-сообщества. Наиболее востребованы меры по снижению нагрузки на бизнес, прежде всего финансовой (не отсрочка налоговых платежей, а введение налоговых каникул для пострадавших отраслей или снижение ставки налогообложения) и административной (сокращение числа контрольно-надзорных мероприятий и ослабление административного давления).
7
Большинство представителей российского бизнеса — «цифровые оптимисты» (58%): они позитивно относятся к цифровизации компаний, развитию науки и технологий, поскольку те создают новые возможности для бизнеса.
8
COVID-19 выступил катализатором цифровизации, которая давно назрела. Но в докризисных условиях большинство компаний ею не занимались (они были больше ориентированы на тактические решения, а не на стратегическую трансформацию).
9
При этом компании, успевшие запустить процессы цифровизации, более уверенно чувствуют себя на рынке: они в 1,5 раза чаще позитивно оценивают экономическую обстановку и смотрят в будущее с бóльшим оптимизмом.
10
Для большинства компаний цифровизация в сложившихся условиях — стратегия выживания, а не развития. Предприятия решают сиюминутные задачи, приводят внутренние процессы в соответствие с текущими условиями. В целом к концу 2020 года в России преобладала догоняющая цифровая трансформация: большинство предприятий переводили процессы в «цифру» в сжатые сроки, в условиях высокой социально-экономической неопределенности, не имея опыта реализации трансформационных проектов.
11
На данный момент в ¼ российских компаний не идут процессы цифровизации.

Основные барьеры на пути цифровизации:
• финансовые (ситуация осложняется сокращением доходов);
• кадровые (не хватает компетентных сотрудников);
• информационные (недостаточная осведомленность о возможностях ЦТ, о ее инструментах и методах);
• управленческие (нет политической воли руководства к цифровизации или отсутствуют руководители цифровой трансформации).

3 Последствия пандемии для бизнеса

Треть представителей бизнеса не видит положительных эффектов пандемии, и лишь 4% опрошенных не нашли у пандемии негативных последствий. Значительная часть позитивных эффектов имеет отношение к цифровизации бизнеса.

Рисунок 16
«Имела ли пандемия какие-то положительные последствия для вашей компании? Если да, назовите не более пяти ключевых» (данные опроса бизнеса)

Позитивные последствия пандемии можно разделить на две группы.
Внешние — помощь от государства в большем объеме (выделение средств, налоговые льготы и пр.); эти изменения более значимы для крупного бизнеса.
Внутренние — оптимизация внутренних процессов и изменение культуры управления компанией, что особенно заметно на предприятиях среднего бизнеса.
Однако общая оценка последствий пандемии остается негативной. Так, подавляющее большинство представителей бизнеса констатировали, что пандемия и ее последствия сузили коридор возможностей в их индустрии. Противоположный ответ дали 23% (в основном респонденты из ИТ-сектора: 33% против 19% в среднем по остальным отраслям).

Рисунок 17
«Создает ли пандемия и ее последствия новые возможности для бизнеса в вашей отрасли?» (данные опроса бизнеса)

О сужении коридора возможностей для ведения бизнеса говорят, прежде всего, представители МСП. В коммерческом секторе эта группа предприятий пострадала больше всего: как показало исследование «Райффайзен-банка», 65% предприятий малого бизнеса во время первой волны пандемии понесли финансовые или другие потери, имея при этом весьма ограниченный доступ к помощи государства. В результате представители МСП уверены, что им придется справляться с трудностями собственными силами.

Рисунок 18
«Создает ли пандемия и ее последствия новые возможности для бизнеса в вашей отрасли?» (данные опроса бизнеса)

Самый значительный ущерб от пандемии представители бизнеса видят в снижении спроса и в уменьшении прибыли. Игроки рынка явным образом связывают эту динамику с необходимостью соблюдать установленные федеральными и местными властями требования по борьбе с распространением COVID-19; влияние этих требований на бизнес треть опрошенных оценивает резко отрицательно.

Рисунок 19
«Есть ли какие-то негативные последствия пандемии для деятельности вашей компании? Если есть, выберите не более пяти ключевых» (данные опроса бизнеса)

Наряду с увеличением издержек предпринимателей беспокоило снижение эффективности работы сотрудников, почти в той же мере — трудности адаптации к дистанционному взаимодействию. По степени значимости проблемы взаимодействия бизнеса с государством (соблюдение мер безопасности, включая массированную дезинфекцию рабочих пространств, усиление контроля над допуском работников и сторонних лиц на территорию, предоставление отчетности Роспотребнадзору и т. д.) оказались сопоставимы с финансовыми проблемами: сложности первого типа отметили 34% опрошенных.
В целом, микро-, малый и средний бизнес чаще полагается на свои силы, крупный — на помощь государства. Ожидания представителей бизнеса в целом совпадают с позицией государственных служащих:
в основном малому бизнесу приходится справляться с последствиями пандемии самостоятельно;

закрытие части предприятий МСП, прежде всего в общепите и сфере развлечений, в долгосрочной перспективе не катастрофично и, возможно, будет способствовать оздоровлению экономики.

поддержку необходимо оказывать системообразующим и добывающим предприятиям (крупному и среднекрупному бизнесу).

3.1 Стратегии преодоления последствий пандемии: поиск дополнительных источников дохода, оптимизация внутренних процессов и цифровая трансформация

В сложившейся ситуации представители малого и среднего бизнеса чаще всего используют активные стратегии преодоления экономических последствий пандемии: 59% ищут дополнительные источники дохода; 47% повышают эффективность процессов; более 25% сделали ставку на цифровизацию. 57% опрошенных утверждают, что пандемия способствовала развитию ЦТ в их компаниях. Пассивные стратегии менее распространены: выбор в пользу экономии ресурсов сделали менее трети опрошенных, помощи от государства ожидают 14%.

Рисунок 20
«Какие механизмы вы считаете приоритетными / наиболее эффективными для преодоления последствий пандемии?» (данные опроса бизнеса)

Одним из главных последствий пандемии COVID-19 стала реорганизация внутренних бизнес-процессов компаний: в условиях падения спроса и снижения доходов, а также при ослаблении взаимодействия между бизнесом и государством – о чем говорят 29% опрошенных – бизнес вынужден меняться, повышая собственную эффективность и сокращая издержки. Эти изменения часто принимают форму цифровизации.

Рисунок 21
«Каким именно изменениям способствовал COVID-19?» (данные опроса бизнеса)

...более крупные игроки имеют большую культуру управления, и они понимают, что без цифровой трансформации они не выживут. Владелец одной из крупнейших транспортных компаний в России сказал мне: „Я ничего не понимаю в ИТ, но точно знаю, что без ИТ я умру". В этом сейчас есть для нас очень хороший момент: люди начинают больше задумываться о том, что без повышения эффективности они просто не выживут.
Представитель бизнес-сообщества
Кроме того, пандемия способствовала изменению корпоративной культуры (так считают 38% опрошенных); повышению эффективности внутренних процессов и реорганизации неэффективных отделов (29%); общему улучшению контроля над процессами внутри организации (25%).
При этом даже безотносительно пандемии большинство представителей российского бизнеса — цифровые оптимисты и технооптимисты. Они позитивно относятся к развитию науки и технологий, которые, по их мнению, создают новые возможности для бизнеса, в частности:
упрощают анализ эффективности деятельности в целом и отдельных процессов в компании (51%);

позволяют эффективно контролировать работу сотрудников (44%);

повышают скорость принятия решений и дают новые возможности для контроля их исполнения (41%);

помогают эффективно отслеживать работу команды (39%).
Однако для большинства представителей бизнеса цифровизация не сопряжена с созданием принципиально новых решений и продуктов или с выходом на новые рынки. Помимо очевидного использования цифровых решений в управлении ИТ, бизнес намерен использовать «цифру» при анализе рынков и потребителей с одной стороны и в логистике — с другой, то есть в тех бизнес-процессах, которые кардинально различаются по задачам и механизмам влияния на конкурентоспособность компании.

Рисунок 22
«В какие бизнес-процессы вашей компании стоит в первую очередь внедрять цифровые решения, чтобы получить наиболее быстрый / заметный эффект для бизнеса?» (данные опроса бизнеса)