ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ
НА ЭКОНОМИКУ РОССИИ И ТЕМПЫ ЦИФРОВИЗАЦИИ

1.3 Реакция государства: поддержка системообразующих предприятий и ставка на цифровую трансформацию

Государство жестко пересматривает приоритеты, рассчитывая таким образом максимально сгладить последствия коронавирусного кризиса. Стратегия государства при этом отличается двойственностью: в публичных выступлениях госслужащие делают акцент на необходимости стабилизации социально-экономической ситуации и предоставлении населению социальных гарантий, а в нормативных документах отражены решения, направленные, прежде всего, на поддержку крупных предприятий. Основная ставка в обеспечении макроэкономической стабильности сделана на системообразующие предприятия в отраслях нефтедобычи и финансов (аналогичным образом правительство США реагировало на кризис 2008 года).
При этом органы государственной власти РФ, ориентируясь на обеспечение стабильности системообразующих предприятий, в то же время рассчитывают использовать цифровизацию в качестве инструмента развития экономики в постковидных условиях. Еще 1 февраля 2020 года премьер-министр РФ Михаил Мишустин специальным указом закрепил в федеральных органах исполнительной власти (ФОИВ) позицию руководителя цифровой трансформации — РЦТ, или, в английском варианте, chief digital transformation officer (CDTO). В ходе мартовской встречи с 50 РЦТ и кандидатами на эту должность он сообщил, что вскоре будет создана типовая ведомственная программа цифровой трансформации (ВПЦТ), рассчитанная на три года и финансируемая за счет национальной программы «Цифровая экономика». Фактически на РЦТ замыкается цифровизация госуслуг и на них лежит ответственность за цифровую трансформацию их ведомств. В сентябре 2020 года заместитель председателя Правительства РФ Дмитрий Чернышенко на совещании с президентом России внес предложение реализовать сходную схему на всех уровнях региональной и муниципальной власти; это предложение было одобрено президентом.
В свою очередь цифровизация экономики стала одним из приоритетов правительства в борьбе с экономическими последствиями пандемии. Так, в Общенациональном плане действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике, было предусмотрено около 500 мер, при этом более 100 из них связаны с цифровизацией и развитием ИТ-сектора. Увеличилось и финансирование проектов, связанных с цифровизацией: 79,8 млрд руб. в 2020 году и 256,2 млрд руб. в 2021 году.
В июне Минцифры предложило правительству России план дальнейшей цифровой трансформации государства форсированными темпами на период до конца 2020 года — в продолжение ускорения, обусловленного пандемией. По итогам 2020 года предполагалось достичь доступности 10% массовых социально значимых услуг на портале «Госуслуги», а 5% всех обращений за их оказанием перевести в digital-формат (на март 2021 года информация о достижении этих показателей отсутствует).
На период до 2024 года планируются внедрение «гособлака», цифровизации контрольных мер, снижения издержек на административные процессы. Следует отметить, что цифровизация опирается на концепцию «суперсервисов» — комплексных востребованных госуслуг, нацеленных в основном не на удовлетворение отдельной потребности, а на целостную жизненную ситуацию (например, рождение ребенка).
«Суперсервисы» торопят в Белый дом // Газета «Коммерсантъ».
Долгосрочные приоритеты цифровой трансформации очерчены Указом Президента РФ №474 «О национальных целях развития Российской Федерации на период до 2030 года». Указ был подписан в июле 2020 года и «перекалибровал» с учетом изменений социально-экономической обстановки задачи проекта «Цифровая экономика», обозначенные в майском указе 2018 года. В соответствии с новым указом к 2030 году должны быть достигнуты четыре основных показателя:
  • цифровая зрелость ключевых отраслей экономики и социальной сферы, включая здравоохранение, образование и госуправление;

  • увеличение до 95% доли массовых социально значимых услуг, доступных в электронной форме;

  • увеличение до 97% доли домохозяйств, располагающих возможностью широкополосного доступа к интернету;

  • четырехкратное увеличение вложений в отечественные ИТ-решения по сравнению с 2019 годом.
Суммируя все сказанное, можно утверждать, что вопреки весенним прогнозам мировых и отечественных финансовых институтов COVID-19 не привел к экономической катастрофе в России — и, по-видимому, уже не приведет, если только не случится новая волна пандемии, которая окажется опаснее и разрушительнее предыдущих. Восстановление экономики страны до показателей 2019 года займет, по оценкам экспертов, опрошенных в рамках исследования, несколько лет. Однако некоторые сегменты будут оживать быстрее, чем экономика в целом. В период пандемии цифровая экономика оказалась востребована как властью, так и бизнесом, а digital-платформы и решения для цифровизации обещают стать одними из главных драйверов экономики ближайших лет.