ВЛИЯНИЕ ПАНДЕМИИ
НА ЭКОНОМИКУ РОССИИ И ТЕМПЫ ЦИФРОВИЗАЦИИ

Резюме главы

1
Пандемия COVID-19 оказала заметное влияние на экономическое положение бизнеса и населения:
  • ⅓ российских компаний в первой половине года понесла убытки более 1,5 млрд руб.;
  • более половины населения России утверждает, что их финансовое положение за 2020 год ухудшилось, а ⅕ — считает, что экономика страны находится в критической ситуации из-за коронавируса;
  • ⅔ представителей российского бизнеса заключают, что вести бизнес в новых условиях тяжело или невозможно.
2
По оценкам представителей бизнеса и экспертов, опрошенных в ходе исследования, из всех отраслей экономики в наибольшей степени пострадали ресторанный и туристический бизнес, индустрия развлечений и пассажироперевозки. Существенный урон был нанесен компаниям, чья деятельность предполагает оказание «очных» услуг населению.
3
В обществе сформировалось «ожидание долгой зимы»: представители населения, бизнеса и государства согласны в том, что для восстановления экономики понадобится длительный срок — от двух до пяти лет. Лишь незначительная часть населения и бизнеса считает, что следующий год будет лучше, а более половины уверены, что 2021-й окажется хуже для российской экономики, чем 2020-й.
4
COVID-19 послужил катализатором процессов, которые назревали в последние годы. Это можно считать одним из позитивных эффектов пандемии. В частности, значительная часть бизнеса и органов государственной власти запустили процессы цифровизации, которые повысили их внутреннюю эффективность. По данным Райффайзенбанка, 54% представителей малых и средних предприятий за время пандемии перевели бухгалтерию в онлайн, а 81% перешли на электронный документооборот.
5
Уровень цифровизации бизнеса (Business Digitalization Index) по оценке аналитического центра НАФИ повысился по сравнению с концом 2019 года на 5 единиц и теперь составляет 50 из 100 возможных единиц. Основными барьерами на пути цифровизации бизнеса остаются недостаток кадровых ресурсов и бюджетные ограничения; значимость этих барьеров увеличилась с началом кризиса.
6
Пандемия привела к росту сектора интернет-торговли. За ближайшие четыре года общий добавочный (по отношению к тому, который, по ранее сделанным прогнозам, имел бы место, не случись пандемии) рост российской e-commerce может составить около 4,4 трлн руб., при суммарной величине рынка за это время около 23,3 трлн руб.
7
Цифровизация экономики – одно из ключевых направлений борьбы с пандемией для государства. Общенациональный план действий, обеспечивающих восстановление занятости и доходов населения, рост экономики и долгосрочные структурные изменения в экономике, обнародованный Правительством РФ в июне, включает около 500 мер, и больше ста из них относится к сфере цифровизации и IT. Кроме того, цифровизация экономики стала получать должное бюджетирование. Так, на претворение в жизнь связанных с цифровизацией проектов в 2020 и 2021 годах было намечено выделить из бюджета 79,8 и 256,2 млрд руб. соответственно.
8
Представители государства склоняются к мнению, что коронавирус может инициировать процесс оздоровления экономики: при таком развитии событий неэффективные предприятия в сфере малого и среднего бизнеса закроются, на смену им придут новые, более конкурентоспособные и адаптированные к текущим условиям.
9
Кризис увеличил темпы цифровизации сектора государственного управления. В июне Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ (Минцифры) предложило правительству России план продолжения ЦТ государства на период до конца 2020 года форсированными темпами — в продолжение ускорения, обусловленного пандемией. К концу 2020 года ведомство рассчитывало перевести в digital-формат 5% всех обращений за госуслугами и сделать доступными 10% массовых социально значимых услуг на портале «Госуслуги».

1.1 Рост безработицы, снижение доходов и экономический пессимизм

Меры по сдерживанию пандемии (закрытие границ, ужесточение таможенных процедур, ограничение перемещений внутри стран и т. д.) нарушили работу устоявшихся экономических систем по всему миру. В России зависимость экономики от энергоносителей усугубила финансовые трудности, вызванные разрывом внутренних и международных торговых и логистических цепочек. К концу 2020 года социально-экономическая ситуация в стране выглядела следующим образом:
По данным международной сети аудиторских компаний «ФинЭкспертиза», только в первой половине 2020 года треть российских компаний понесли суммарные убытки 1,65 трлн руб.
Дефицит государственного бюджета за январь-ноябрь 2020 года превысил 2,4 трлн руб., тогда как по результатам 11 месяцев 2019 года профицит госбюджета составлял около 3,03 трлн руб.
По данным репрезентативного опроса, проведенного в рамках настоящего исследования, более половины населения РФ утверждают, что финансовое положение их домохозяйств за 2020 год ухудшилось, а 20% убеждены в том, что экономика страны находится в критической ситуации из-за коронавируса.
По данным опроса представителей бизнеса две трети представителей российских компаний считают, что вести бизнес в новых условиях тяжело или невозможно.
Среди важнейших последствий пандемии, которые затронули население, — рост безработицы и снижение доходов. По данным опроса населения увеличение безработицы в большей степени затронуло людей молодого (18–30 лет) и среднего возраста (31–45 лет) — 64% и 65% соответственно.

Рисунок 1
«Можно ли говорить о каких-то значимых социально-экономических последствиях пандемии для России? Выберите не более трех самых подходящих ответов» (данные опроса населения)

В числе значимых последствий пандемии снижение доходов и проблемы у малых и средних предприятий (МСП) отметили у 50% респондентов; чаще на трудности у МСП обращали внимание молодые люди до 30 лет — 58% возрастной группы. При этом фокус-группы с участием представителей населения показывают, что жители РФ не считают последствия закрытия / сокращения числа МСП достаточно существенными, чтобы они могли всерьез повлиять на экономику.
Я думаю, что сейчас наступило очень критическое время для мелкого предпринимательства. Те, кто занимался мелким частным бизнесом, конечно, в тяжелом экономическом положении, но крупные игроки при этом только выигрывают, и для мелкого предпринимательства время перемен — это всегда время падения некоторых и взлеты других. Нужно найти свою нишу в сложившейся ситуации и открывать что-то новое, если твой бизнес уже не такой эффективный.
Участник фокусированного интервью с представителями населения
По оценкам представителей бизнеса, последствия пандемии затронули в первую очередь компании, которые оказывают услуги, требующие личного присутствия клиента. Под удар попали предприятия в сфере досуга и развлечений, туристический сектор и пассажирские перевозки.

Рисунок 2
Топ-10 индустрий, которые в наибольшей степени проиграют от последствий пандемии (по результатам опроса представителей бизнеса)

Как в бизнес-сообществе, так и среди населения воцарилось «ожидание долгой зимы»: представители населения, бизнеса и государства согласны в том, что для восстановления экономики потребуется от двух до пяти лет. 54% уверены, что 2021-й окажется даже хуже для российской экономики, чем 2020-й.

Рисунок 3
«Как долго, по вашему мнению, продлится влияние пандемии COVID-19 на экономику России?» (данные опроса населения)

Рисунок 4
«Как долго продлится влияние пандемии COVID-19 на экономику России?» (данные опроса бизнеса)

«Климатические условия» грядущей «зимы» зависят от совокупности факторов, как давно известных, так и проявившихся в последнее время. Коронавирусный кризис породил новые риски, включая чрезмерное (как считает ряд экспертов, опрошенных в ходе исследования) усиление роли государства в экономике страны. Он также вызвал долгосрочные негативные изменения: падение качества образования, шоковые потрясения на рынке труда и т. д. Одновременно в условиях кризиса обострились старые проблемы, в частности недостаток зарубежных инвестиций и рост социального и экономического неравенства так, согласно оценке международной межправительственной организации «Конференция ООН по торговле и развитию» (UNCTAD), прямые иностранные инвестиции в Россию за 2020 год упали на 97% — c 32 млрд долл. до 1,1 млрд долл.
О чем говорят тренды. Макроэкономика и рынки // Банк России: бюллетень Департамента исследований и прогнозирования. Апрель 2019 года. № 3 (31) и World Economic Situation and Prospects: April 2020 Briefing, No. 136 // ООН