Информационно-аналитическая система агропромышленного комплекса
Республика Башкортостан
Организация
Министерство сельского хозяйства республики Башкортостан, аналитический отдел
Количество сотрудников
110 чел.
Модель деятельности
G2G, G2B, G2C
Проект
Информационно-аналитическая система агропромышленного комплекса республики Башкортостан
Команда проекта
Представители министерств республики Башкортостан: 3 человека от министерства сельского хозяйства и 3 человека от Министерства цифрового развития госуправления
Бюджет
16 млн руб.
Срок реализации
1 год
Руководитель проекта
Заместитель премьер-министра Правительства Республики Башкортостан, министр сельского хозяйства РБ Ильшат Ильдусович Фазрахманов
Техническая справка
- В основе проекта лежит объектно-реляционная система управления базами даных PostgreSQL с пространственным модулем PostGIS. Пользовательский интерфейс для работы в веб-браузерах создан по технологии JavaScript с использованием различных открытых фреймворков.

Данные, в том числе и специализированные пространственные данные (поля, места размещения с/х объектов) вводятся сотрудниками Минсельхоза. В качестве географической подосновы используются сервисы Google и OSM.

Данные дистанционного зондирования для оперативного анализа состояния вегетации формируются с использованием открытых сервисов Landsat, Sentinel, Modis, частичная актуализация выполнена с использованием сервиса Planet.
Визуализация пространственных данных выполнена с использованием модулей российской компании «Совзонд». Авторизация пользователей проводится через учетную запись на сервере Госуслуги.

В 2020 году началась интеграция с национальной системой учета и регистрации животных RegAgro, планируется наладить взаимодействие с Росреестром, ФНС. Прорабатывается вопрос экспорта части данных в информационную систему Центра управления регионом для оперативного мониторинга. В этом году должен быть завершен процесс перевода в систему получения всех видов господдержки по линии Минсельхоза.

Доступ в личные кабинеты для предприятий будет бесплатным. Вопросы информационной безопасности и хранения персональных данных решаются в соответствии с действующими нормативными требованиями.

Разработчик — центр информационных технологий «Открытый регион».

Информация о закупках:
- Создание и сопровождение «Информационно-аналитической системы агропромышленного комплекса Республики Башкортостан»
- Создание геоинформационного модуля
- Создание модуля сбора и обработки данных дистанционного зондирования
О реализации проекта рассказала Юлия Путятинская, начальник аналитического отдела Министерства сельского хозяйства Республики Башкортостан, выпускница программы «Руководитель цифровой трансформации» 2019 года.

— Кто является заказчиком, инициатором и целевой аудиторией проекта?
— Заказчиком и инициатором проекта является Министерство сельского хозяйства республики Башкортостан (далее — Минсельхоз). Целевая аудитория — бизнес: производители сельскохозяйственной продукции. В регионе — 1000 предприятий и примерно 7000 фермерских хозяйств.
Есть ли у проекта бенефициары — неочевидные выгодоприобретатели?
— Муниципалитеты, контрагенты производителей сельскохозяйственной продукции, территориальные органы статистики, министерства сельского хозяйства других регионов.
Какую проблему решает ваш проект? Какова была исходная ситуация?
— Нужно было наладить взаимодействие с муниципалитетами по сбору и обмену информацией. К моменту начала проекта информацию собирал Центр сельскохозяйственного консультирования, обновления приходили по электронной почте в формате Exсel. Мы проанализировали бизнес-процесс и выяснили, что кроме Центра анализом качества информации занимались еще и сотрудники отраслевых отделов министерства. Таким образом, проект решал проблему дублирования проверки данных и устранял лишние звенья при процедуре их сбора.

Сейчас завершена визуализация проекта, создан веб-браузер. Каждый зарегистрированный пользователь имеет доступ к определенному объему информации. Центр не принимает участия в сборе данных. Информация попадает сразу к отраслевым отделам, которые являются конечным звеном.
Расскажите о проекте, целях его создания и функционале?
— Нужно было наладить управление отраслью на базе оперативных данных, дать возможность руководству принимать управленческие решения, исходя из анализа текущей ситуации, основываясь на данных, полученных от муниципалитетов.

Руководителем проекта стал министр сельского хозяйства республики. Он ставил задачу — создать платформу для взаимодействия муниципалитетов, министерств и производителей сельхозпродукции. Нужна была система, дающая доступ ко всей информации по отрасли и позволяющая напрямую собирать данные и визуализировать данные в системе.

Первая функция платформы — сбор оперативных данных из районов. Для этого используются стандартные формы-таблицы. При этом в системе имеется возможность формирования нового запроса. Вторая функция — визуализация и анализ данных. Уже создана основа, но система продолжает развиваться. Еще два модуля — геоаналитика и дистанционное зондирование земли (ДЗЗ) еще не окончательно доработаны, но уже позволяют делать некоторые расчеты. В мае планируется запуск модуля оповещения, информирующий пчеловодов об обработке полей (это позволяет избежать гибели пчел), а в июне — документальный модуль, для составления заявок на субсидии и гранты.
Расскажите подробнее о модуле геоаналитики.
— В модуле геоаналитики предусмотрена функция мониторинга и проверки посевов с помощью фотофиксации. За каждым сотрудником министерства закреплен определенный район, куда он выезжает во время проведения сезонных работ. После запуска появится возможность загружать фото поля в личный кабинет, система по координатам будет сопоставлять фотографию с данными, которые внес в систему фермер. Это исключит возможность подлога. У недобросовестных сельхозпредпринимателей возникнут проблемы с получением субсидий. В ходе такой выездной проверки можно подтвердить не только контуры полей и вид посеянных культур, но и право на получение субсидии, на покупку семян. Эти функции сейчас тестируются.

Модуль оповещения пчеловодов об обработке сельхоз культур разрабатывается совместно с национальной системой учета и регистрации животных RegAgro и Алтайской информационной системой Респак.

Сейчас создается база, в которую вносится информация о химической обработке полей. Таким образом мы получим не только возможность информировать пчеловодов о датах обработки, но и получим полную информацию об агрохимических мероприятиях в регионе. Это, в частности, может помочь контролировать частоту и своевременность обработки и анализировать эффективность мер по увеличению урожайности.
То есть система может по геоданным определять, какого типа культура растет на этом поле?
— Да. Именно по обработке фотографий. Это не является инновацией, сейчас есть много приложений, которые имеют такую функцию. Особенность нашего приложения в том, что оно интегрировано в платформу.
Какие еще данные вводит в систему сельхозпроизводитель?
— Размер посевных площадей, чем они засеяны, сорт растений, расход семян. Все это будет указано в личном кабинете.
Дублируются ли эти данные с данными, которые собирает Росстат?
— Нет, эти данные нигде не будут дублироваться. Сельхозпредприятия отчитываются перед Росстатом по объему произведенной продукции, а не по затратам. Но полной информацией по этому вопросу мы не обладаем, Росстат — закрытый субъект.
Насколько открытыми будут платформы? Кому именно они будут доступны?
— Пока все данные закрыты.
Какие актуальные задачи позволяет решать платформа?
— Совсем свежий пример — нам нужно было дать Минсельхозу России информацию о потребности в кадрах. Несмотря на коронавирус, работа сельхозпредприятий идет — коров нужно доить каждый день и посевную отменить нельзя, от этого зависит продовольственная безопасность. Был поставлен вопрос о формировании резерва кадров на случай, если сотрудники сельхозпредприятия пострадают от коронавируса. Для того чтобы сформировать такой резерв, нужна актуальная информация о количестве сотрудников сельхозпредприятий. Раньше такие данные собирались методом прямого обзвона. На это уходило много времени. Платформа еще не готова окончательно, но уже сейчас при помощи оперативного мониторинга на ней был сформирован запрос, который был разослан в районы (у предприятий пока нет прямого доступа в систему и связь идет через районы). Необходимая информация была собрана за день, исходя из этих данных были сформированы студенческие бригады.

На примере этой задачи мы видим, что повысилась не только оперативность, но и качество информации. Сотрудники отдела были избавлены от утомительных звонков и обработки данных. Система свела суммы по районам, а потом и все данные по республике и выдала аналитическую таблицу (задачи визуализации данных не было).
Расскажите про модуль для заявок на субсидии.
— Процесс подачи заявок будет заимствован с платформы Алтайской информационной системы Респак. Модуль субсидий для нас разработал центр Program System, будет налажена его связь с Башфином. Из этих трех частей будет создан модуль полного цикла — от подачи заявок до получения субсидии.
Планируется обрабатывать 10 - 20 тысяч заявок в год. Когда появится возможность подачи заявок не только на субсидии, но и на гранты, объемы могут серьезно увеличиться.
Как появление платформы изменит процедуру подачи заявки?
— Сейчас процедура подачи заявки достаточно длительная: фермер должен сформировать пакет документов, получить письмо поддержки от района (это личный визит), потом приехать в Минсельхоз, где его документы проверят отраслевые отделы. Вся работа идет с бумажными документами, которые переносятся из кабинета в кабинет. При этом регион у нас большой, и такие поездки отнимают много времени, счет идет не на часы, а на дни. Платформа позволит значительно упросить и ускорить процесс, все процедуры будут выполняться внутри системы.
Расскажите об этапах создания продукта? Какова законодательная основа проекта?
На заседании региональной межведомственной рабочей группы под председательством бывшего главы республики было дано поручение о разработке некого платформенного решения. Протокол этого заседания стал нормативной основой проекта.

Был сформирован контракт, техническое задание, и потом через Министерство цифрового развития госуправления республики Башкортостан (далее — Минцифра). был создан госконтракт, который выполнил «Открытый регион».

Финансировался проект Министерством сельского хозяйства республики Башкортостан. Средства были выделены за счет перераспределения из других направлений.
Из документации проекта
Предлагаемый проект реализуется во исполнение мероприятий:

Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2013 – 2020 годы (утвержденный Постановлением Правительства РФ от 14 июля 2012 г . N 717).

Федеральной научно-технической программы развития сельского хозяйства на 2017 – 2025 годы (утвержденный Постановлением Правительства РФ от 25 августа 2017 года N 996).

Положения о системе государственного информационного обеспечения в сфере сельского хозяйства (утвержденное Постановлением Правительства РФ от 7 марта 2008 г. N 157).

Концепции развития государственного мониторинга земель сельскохозяйственного назначения и земель, используемых или предоставленных для ведения сельского хозяйства в составе земель иных категорий, и формирования государственных информационных ресурсов об этих землях на период до 2020 года (одобренной распоряжением Правительства РФ от 30 июля 2010 г. N 1292-р).

Распоряжения Главы Республики Башкортостан от 3 февраля 2018 г. N РГ-19 о проведении эксперимента в виде пилотного проекта "Бережливое правительство" по внедрению принципов бережливого производства в отдельных государственных органах Республики Башкортостан.

Как вы выявляли потребности целевой аудитории?
С сельхозтоваропроизводителями мы встречались в основном на отраслевых мероприятиях, потребности их выясняли через опросники, созданные с помощью инструментов Google.

Пока система разрабатывалась, было очень много желающих подать заявку на контракт. Мы использовали эти компании для определения потребностей — они тоже готовили опросники и рассылали их своим контрагентам.

Потребности муниципалитетов мы узнавали во время обучения [в Центре подготовки руководителей цифровой трансформации].
Создавали ли вы карту стейкхолдеров (заинтересованных сторон) проекта или их список, чтобы впоследствии выстраивать коммуникацию?
— В начале проекта у нас еще не было опыта проектного управления, и слова «стейкхолдер» никто не знал. Эта карта появилась, когда мы приехали на первую сессию в РАНХиГС, затем мы ее проработали. После этого мы изменили некоторые особенности системы, не выходя за рамки ТЗ и бюджета.
Наши слушатели часто рассказывают о проблемах, которые возникают, когда нужно в короткие сроки решить вопрос с несколькими ведомствами. Как вы решили вопросы межведомственного взаимодействия?
— С Минцифрой у нас партнерские отношения, проблем не возникало, а вот с Минфином региона — не все было просто. Договаривались устно и письменно, писали хорошие, качественные, продуманные обоснования.
Вы предвосхитили мой следующий вопрос. Сложно ли было доказывать эффективность проекта руководству и представителям других министерств?
— Нашей главной задачей было доказать эффективность проекта Минфину, от этого зависело решение о выделении средств. Требовалось согласовать проект и подготовить грамотное обоснование.
Рассчитали экономическую эффективность проекта с точки зрения затрат сельхозтоваропроизводителей — республика у нас большая, и оборот документов внутри системы поможет значительно сэкономить ресурсы сельхозпроизводителей, вместо поездок им нужно будет всего лишь ввести данные в личном кабинете.
Минсельхоз не изолирован от руководства региона, все показатели, которые сейчас зашиты в систему, являются KPI для главы региона. Это тоже было одним из пунктом обоснования. Платформа дает возможность для оперативного управления не только отраслью АПК, но в целом для принятия управленческих решений с учетом отраслевой специфики на уровне региона.
Расскажите о тестировании продукта.
Для тестирования было выбрано несколько тестовых районов. Республика разделена на агроклиматические зоны, и мы с каждой зоны брали по одному-два района разной удаленности и с разным развитием инфраструктуры. На тестовых районах была проверена работоспособность, зафиксированы замечания. Потом пошла доработка проекта.
Возникли ли какие-либо трудности при тестировании, которые повлияли на ход событий и функционал решения?
— Нет, на уровне районов такого не было, у них был скромный функционал, сводившийся к заполнению нескольких таблиц. На уровне Минсельхоза большие отклонения были. ТЗ на этапе модуля бизнес-аналитики, даже не столько аналитики, сколько визуализации данных. Изначально был запланирован минимальный вариант, затем решили его расширить. Но это не особенно повлияло на разработку. В качестве базового варианта мы выбрали разработку Prognoz Platform и понимали, что примерно хотим и как это должно выглядеть в нашем варианте. Поэтому не могу сказать, что пришлось что-то сильно корректировать.
Была ли разработана дорожная карта?
— Дорожная карта была составлена в начале, но ее пришлось корректировать по срокам, потому что согласование с Минфином заняло больше времени, чем мы ожидали. Потом переделывать ничего не стали. Для нас были примерно понятно, когда и что делать, какие этапы должны быть реализованы. Сроки уже не стали корректировать.
Вы разрабатывали матрицу рисков?
— Да. Это мы тоже делали в РАНХиГС.
Как вы определяли минимально жизнеспособный продукт? Что помогло поставить точку в определении его функционала и понять, что именно надо сделать сразу, а что — можно отложить?
— Сориентироваться помог бюджет. Мы расписали все наши пожелания, по пунктам расписанные и отдали потенциальным разработчикам. Каждая из шести компаний просчитала за сколько что они могут сделать. На этом этапе нам стало реально понятно, что мы можем получить за наши деньги.

При определении функций основывались на пожеланиях министра о том, какую информацию и в каком виде он хочет получать.
Расскажите об оргстурктуре команды проекта. Какие были роли, функционал?
Мы начали этот проект в свободное от основной работы время. Команда проекта была сформирована по приказу министра, он и стал руководителем проекта. Министр сказал: «Ты будешь этим заниматься. Найди людей себе в помощь и делай». По факту я могу себя назвать менеджером проекта. Дальше мы привлекли Минцифру, чтобы проработать техническое задание и архитектуру системы. Я привлекала к проекту своих знакомых, которые занимаются разработкой ПО и сельхозтоваропроизводителей. Мы устраивали в министерстве обсуждения, разбирали, как должна выглядеть будущая платформа с точки зрения функционала, задач, развития, рисков. Схему организационной структуры я сделала уже позже, когда она понадобилась мне для презентации.
Есть несколько подходов при реализации проекта — например Agile, или водопад, или гибрид. Какой именно подход был применен у вас?
— Гибрид. Наш подход определялся планом мероприятий и сроками. Исходя из этого мы формулировали задачи. Смотрели результаты: устраивает, не устраивает.
Многое делалась на личных контактах с разработчиками: «Это так, но лучше будет сделать вот так». Такой подход позволил соблюсти формальные требований, но при этом учесть наши пожелания. Мы действовали в рамках госконтракта — они довольно жесткие.
Какие инструменты совместной работы использовали?
— Trello и Google docs. В видеоконференциях не было необходимости, все нужные подразделения находятся по соседству, проще было собраться лично.

Опыт собирали в формате живого взаимодействия. Когда начали вникать в тему, смотрели, что есть в регионах, выходили на личных связях на уровень зам. руководителя, заместителя начальника, ездили в другие регионы. Представители Минцифры посещали Алтай, совместно мы ездили в Самару. К нам приезжали из Краснодара. С представителями Белгорода мы встречались на конференции в Москве, ездили в Саратов.
Каковы итоги проекта. Что изменилось для пользователей? Есть какие-либо зафиксированные изменения?
— К сожалению, изменений мы не фиксировали, увлеклись процессом и упустили этот момент. Вспомнили об этом уже позже, на обучении в РАНХиГС. Единственное, что точно поменялось — платформа позволила убрать звенья из цепочки продвижения информации. Этот путь стал короче.
А после запуска проводились ли какие-либо мероприятия? Например, делали ретроспективу, анализ ошибок?
— Да, это было зафиксировано в протоколе. Когда система была принята, было проведено обучение для первых пользователей — сотрудников министерства и муниципалитетов. Фактически это обучение было еще и юзабилити-тестированием — разработчики и создатели получили обратную связь, все замечания были зафиксированы. Был проведен ретроспективный анализ, на базе которого вместе с разработчиками создали документ, в котором прописано, что в системе можно доработать — не изменить радикально, а просто улучшить функционал.
Возникали ли какие-нибудь непредусмотренные риски, например, технические, административные?
— К счастью, нет, потому что у нас был утвержденный бюджет. На уровне госконтракта на реализацию проекта могут повлиять только две вещи — отсутствие денег и не тот или не совсем тот исполнитель. Со вторым фактором мы столкнулись. Мы рассчитывали на одного исполнителя контракта, а получили другого. Вот так, к сожалению, работает 44 ФЗ. Но техническое задание было сформировано таким образом, что мы в любом случае получали продукт, на который мы рассчитывали.

Еще один момент — система должна была быть написана на платформе «ПрогнозПратформ 8», а нам антимонопольная служба запретила включать этот пункт в ТЗ, сочтя что это нарушением антимонопольного законодательства. Они посчитали это нарушением.

Но в итоге получилось все удачно. Исполнитель соответствовал ТЗ, платформа была выбрана верно.
Что вы посоветуете коллегам, которые работают над подобными проектами?
Не изобретать велосипед. Главное, что я сейчас понимаю — если есть возможность, например, взять готовую систему, которая уже реализована в других регионах, лучше брать готовую систему.
На первом этапе, когда мы 12 сентября подписали контракт по техническому заданию без дополнительных модулей, мы изобретали велосипед. Аналогичные проекты по регионам уже были. Система стала отличаться от реализованных в других регионах к началу 2020 года, когда появились новые модули по дистанционному зондированию на самой платформе, по геоаналитике, когда стартовала интеграция с Рекагро, и данные по ветеринарии поступили в нашу систему. Сейчас появляется блок получения субсидий, и продукт становится отличным от других регионов, потому что таких комплексных решений нет. Мы поддерживает связь с Алтаем, у них очень хорошая платформа по субсидиям, но при этом у них отсутствует в требуемом для нас виде оперативный мониторинг, ДЗЗ, геоаналитика. Если им потребуется сейчас сделать подобное, нужно отдельно писать. Поэтому, мне кажется, главное не ваять велосипед. Берите то, что есть, и прорабатывайте техническое задание с корректировкой под вас. Покупайте готовое, на этапе формирования ТЗ и контрактов всегда существует возможность это улучшить.
Насколько ваш проект готов к тиражированию? Открытый у вас код? Смогут ли другие регионы им пользоваться и дорабатывать под свои потребности?
— Код открытый. Всем, с кем поддерживается связь, мы уже рекомендовали использовать наши наработки и разработчиков. Система открыта для доработки, ее можно «докручивать». Мы только — за.
Редакция - Алиса Орлова, Екатерина Потапова
Экспертная редакция - Владислав Тюрин, Павел Потеев
Интервьюер - Анна Гольдина
Насколько этот кейс Вам интересен?
(5 – очень интересный, 0 – совсем не интересный)
0
5
Насколько этот кейс полезен для Вашей работы?
(5 – очень полезен, 0 – совсем не полезен)
0
5
Какую дополнительную информацию Вам хотелось бы узнать об этом проекте?
О каком проекте Вы бы хотели прочитать в разделе «Кейсы»?
Оставьте Ваш email, чтобы мы могли пригласить Вас на вебинар, посвященный этому проекту.